Безотцовщина

 

Сегодня Владимир Путин опять говорит, что мы — часть Европы, часть и культурно, и экономически, и исторически. Хотелось бы все же узнать рано или поздно, что все-таки он под Европой понимает. Только компьютеризацию или нечто большее.

 

    Католицизм и Русь святая — суть проблема глубоко историческая и философская одновременно. Мы могли пойти по католическому пути, но в свое время выбрали византийский. В 1437 году, кажется, отказались подписать Флорентийскую Унию двух церквей, одновременно навеяв себе на мозги знаменитую теорию «Москва — третий Рим». После падения Константинополя в 1453 году под ударами турок в эту теорию окончательно поверили, возомнив себя одновременно оплотом антизападничества (потому что там католицизм) и решив (как выяснилось, далеко не в последний раз в нашей истории), что мы пойдем своим путем. Позже в этом позволил себе усомниться столь сильный духом человек, как Петр I. Он решил сделать Россию частью Европы, но понял это весьма своеобразно. В результате за внешними проявлениями европейства (брадобритие, ношение европейского платья, разговоры знати на иностранных языках, табакокурение, сажание картофеля и прочее) явственно ощущался неизбывный русский дух — авторитарное государство при гипертрофированной числом и функциями бюрократии.
       В следующий раз из нас Европу делать стали столь же мощно, пожалуй, уже большевики. Но опять сильно по-своему. То есть индустриализацию мы «заимствовали», но государство свое по сути не тронули. Между тем еще небезызвестный Чаадаев подметил, что все беды наши – от православия. Мол, был бы католицизм — было бы у нас Просвещение, расцвет культуры, искусств, уважение к личности, а не к крепостничеству. Но его не поняли.
       Сегодня Владимир Путин опять говорит, что мы — часть Европы, часть и культурно, и экономически, и исторически. Хотелось бы все же узнать рано или поздно (лучше рано), что все-таки он под Европой понимает. Только компьютеризацию или нечто большее. Пока президент наш сильно затаился по части своих намерений. Но временами как-то странно проговаривается: то в НАТО, говорит, вступим, то с американцами готов против наших традиционных союзников (с явными странностями) вроде КНДР противоракетный щит создавать. Теперь вот самый первый свой зарубежный визит в качестве президент начинает с папы римского.
       Наверное, такое начало не сильно понравится патриарху нашему Алексию. Он папу, если честно, не любит. Говорит, что за так называемый прозелитизм — попытку распространить влияние католичества на «не его исторические земли». Раньше, если сравнить, так спорили из-за колониальных владений «империалистические державы». Но, судя по всему, Алексий не любит папу больше за другое. То есть за то, что и он, и церковь его другие: проповеди читают на языке той страны, где служат (а не на старославянском, который никто понять не может), за реформаторство бесконечное, в том числе и в церковных догмах, ну и так далее.
       Папа же, которого Путин собирается пригласить в Россию, надо признаться, уже получал подобные приглашения. Например, от Горбачева. Но будучи человеком вежливым, всегда реагировал одинаково: подобное предложение должно исходить от патриарха Русской Православной церкви. Алексий II, начавший было питать сильные надежды на Владимира Владимировича как на активного и, главное, вполне искреннего верующего, — мол, возведет наконец православие в государственную религию де-факто и покончит с ненавистными духовными конкурентами РПЦ, был, похоже, взят врасплох идеей пригласить к нам папу. Пока РПЦ ограничилась сухим комментарием, что, мол, не возражает против его приезда. Видимо, надеясь, что дело это само собой рассосется: здоровье папы в последнее время сильно ослабло и многие уже поговаривают, что он долго не протянет. В то же время РПЦ за долгие годы (еще с петровских времен) привыкла государевой воле подчиняться: ну, что ж, надо так надо.
       И все-таки непонятно, что же такое на уме у Владимира Владимировича. Может, он хочет исправить историческую ошибку тезки — киевского князя Владимира, крестившего чуть более тысячи лет назад Русь в византийское православие. Мол, побыли тысячу лет православными, побудем католиками. Как же еще нашу страну с ее вечными дураками и дорогами переделать на прогрессивный манер? Впрочем, не стоит волноваться — тут-то они с папой, конечно, и обломаются.

Трофим Лобачев
Фото - AP

 

http://www.gazeta.ru/papa_pavel.shtml