ЖИЗНЬ, СЛУЖЕНИЕ, КАРЬЕРА
Путь Римского понтифика от Кароля Войтылы до Иоанна Павла II
Борис Филиппов

На встрече с одноклассниками в Ватикане Иоанн Павел II спросил: предвидел ли кто-нибудь из них возможность его духовной карьеры? Старые коллеги единодушно ответили: нет. Человек, который обратил на него внимание и выразил сожаление, что Кароль выбрал светскую карьеру, был архиепископ-митрополит Краковский Адам Сапега. Они еще не раз встретятся: сын отставного поручика и потомок одного из самых могущественных аристократических родов Польши (его основателем был Лев Сапега, на переломе XVI-XVII вв. канцлер Великого княжества Литовского).

Сын набожных родителей, Кароль (родившийся 19 мая 1920 г.) с детства активно участвовал в жизни своего прихода: был служкой в костеле и членом руководимой интеллигенцией молодежной католической организации Марианские содалиции (создана иезуитами в 1563 г.). Кроме того, он писал стихи, увлекался театром, футболом и походами в горы. Ничто, казалось, не предвещало монашества и церковной карьеры. На первом курсе философского факультета (отделение полонистики) Ягеллонского университета в Кракове этот скромный, спокойный, бедно одетый молодой человек производил впечатление сельского парня. Прозвище тех лет - Начинающий святой.

На решение посвятить свою жизнь служению Католической Церкви влияние оказали война и оккупация Польши, смерть (1941 г.) любимого отца (мать и старшего брата он потерял в детстве) и "горбатый портной" Ян Тырановский. Как известно, прежде всего воспитывает личность учителя и его способность увидеть личность в учениках. Таким учителем и был Тырановский, который, по словам будущего Папы, "не проповедовал, не учил, но всего достигал при помощи некоего притяжения своей внутренней жизни". От него Кароль узнает о великом средневековом (1542-1591 гг.) испанском мистике Иоанне Креста (Хуане де ла Крус), об обаянии созерцательной жизни и монашеском подвиге кармелитов (монашеский орден, существует с XII в.).

В годы войны его жизнь неоднократно подвергалась опасности. Однажды его сбила машина. На лежащего на обочине дороги без сознания молодого парня обратил внимание немецкий офицер, остановил машину и отправил его в больницу (весна 1944 г.). Другой раз он избежал масштабной облавы (в послеобеденное время, в воскресенье 8 августа 1944 г.), спустившись в канализационный люк. Это была самая большая облава за годы войны. Тогда немцы арестовали и отправили на работы в Германию несколько тысяч молодых жителей Кракова.

В 1942 г. Кароль принимает решение о вступлении в подпольную духовную семинарию и на теологический факультет действовавшего в подполье университета. Первоначально Кароль пытался вступить в известный своим строгим уставом орден кармелитов, но этому дважды (второй раз после войны) воспротивился Сапега.

Краковский архиепископ был человеком властным, не терпящим возражений и в своей жизни конфликтовавшим не только с государственной властью, но и с Папой Пием ХI. Он обратил внимание на Войтылу и определил дальнейший путь его жизни. При этом речь не шла об исключительном внимании именно к Каролю Войтыле, но о способности Католической Церкви отбирать и готовить необходимых ей кандидатов на высшие церковные должности. Войтыла был не единственным, кого спас в последние месяцы оккупации старый митрополит, предоставляя для укрытия свою резиденцию. Он также не был единственным, кого после войны спешно отправили в Рим для получения самого лучшего из возможного церковного образования. Вместе со своим коллегой после рукоположения в сан (1 ноября 1946 г.) Кароль оказался в Ангеликуме, знаменитом доминиканском университете (1946-1948 гг.). Наиболее известные из его тогдашних преподавателей станут впоследствии кардиналами, а сокурсники - епископами.

У Католической Церкви давняя традиция интеллектуальной и профессиональной подготовки кандидатов на высшие церковные посты. В Народной Польше епископский корпус по преимуществу формировался за счет вице-ректоров и ректоров епархиальных духовных семинарий. Тем самым они принимали участие в подготовке будущих священников своей епархии. Как правило, епископы защищали две диссертации (одну по церковному праву), при обязательной стажировке за границей. В ПНР были епископы, которые не назначали настоятелями храмов священников, не имеющих магистерского диплома Католического университета в Люблине.

Сапега определил им и место проживания (франкоязычная среда бельгийской коллегии), и места, которые его подопечные должны были посетить за время пребывания на Западе: главные католические университеты Франции, Бельгии, Голландии. Это дало возможность будущему Папе познакомиться с перспективными, а в дальнейшем и влиятельными молодыми богословами и церковными деятелями, с основными течениями в интеллектуальной и церковной жизни Запада (в интеллектуальной господствовал экзистенциализм, в церковной - все напряженно следили за экспериментом священников-рабочих во Франции). Консервативный польский кардинал сделал все возможное для расширения кругозора своего будущего преемника. За эти годы Войтыла устанавливает близкие связи с представителями разных католических движений: членами влиятельной в будущем католической организацией "Опус Деи", в Ангеликуме учился вместе с будущим секретарем французской молодежной католической организации Juenesse Chretienne (JOC) Ойлемброком. Йокистами были священники-рабочие.

Подготовка к будущей церковной карьере не закончилась на защите диссертации. Любопытно, что защитивший свою диссертацию ("Проблема веры у св. Хуана де ла Круса") в Ангеликуме Войтыла диплома не получил. У него не оказалось средств на оплату публикации диссертации, что в соответствии со средневековыми традициями было необходимо. Диссертацию (сначала магистерскую, а потом докторскую - нашу кандидатскую) он защитил в Краковском университете (ноябрь и декабрь 1948 г.).

После возвращения Войтылы из Рима Адам Сапега направляет его викарием в сельский приход, но спустя месяц переводит в Краков в одну из пяти самых старых святынь города. Работа с молодежью (прежде всего студенческой) и творческой интеллигенцией навсегда станет важнейшим направлением в деятельности Войтылы. С ними он зимой и летом будет отправляться в туристические (байдарочные, пешие, лыжные) походы. Из байдарочного похода его однажды телеграммой вызовут в Варшаву, где кардинал Стефан Вышиньский сообщит ему о решении Пия XII возвести его в сан епископа (1958 г.). Войтыле принадлежит решающая роль в разработке новых форм и методов работы Католической Церкви в Польше с молодежью. При его поддержке движение "Оазисы христианской жизни" превратилось в школу по подготовке церковного актива.

По словам специалиста по "оазисам" полковника Лангера, объем предлагаемого участникам "оазисных" лагерей материала значительно превышает возможности восприятия 10-12-летних подростков. Это ведет к сильному психическому напряжению участников встречи, которое в свою очередь выступает как идеальный критерий отбора: кто не выдерживает, тот уходит. Остаются "сильнейшие", тесно связанные с церковными организациями. "Последующие два этапа психологической обработки-воспитания дают епископату послушные кадры. Иной, кроме религиозной, альтернативы воспитанники "оазисов" принять не в состоянии". За 30 лет существования движения в Польше (с 1976 г. оно называется "Свет-Жизнь") через его лагеря и семинары прошло несколько сот тысяч человек.

В эти же годы он начинает свою преподавательскую деятельность в семинарии и на теологическом факультете университета. После защиты (1960 г.) докторской диссертации ("О возможности построения христианской этики на основе принципов системы Макса Шелера") он начинает преподавать в Любельском католическом университете.

Одновременно Кароль Войтыла выступает со статьями по таким необычным для теологии проблемам, как аборты, секс, алкоголизм, спортивная этика. Его книга по сексуальной этике ("Любовь и ответственность", 1960 г.) была первым для католицизма богословским трудом на столь щекотливую тему в период начавшейся на Западе в конце 50-х гг. "сексуальной революции". Защищая традиционную позицию Церкви, он опирался не столько на богословские, сколько на научные и медицинские аргументы. Когда в 1968 г. на Западе началась пропагандистская кампания против энциклики Павла VI "Хумана вита" (в защиту человеческой жизни, против абортов и противозачаточных средств), Кароль Войтыла поддержит Папу как признанный авторитет, автор изданной на разных языках книги. Предисловие к французскому изданию написал известный католический богослов Анри де Любак, к итальянскому - кардинал Коломбо. Сегодня она издана и на русском языке. Некоторые историки полагают, что именно это сблизило молодого кардинала с Павлом VI.

Но первоначальную известность в среде мирового епископата Войтыла приобретает еще в период Второго Ватиканского собора (1962-1965 гг.). На Cобор он приехал со своим вариантом решения внутрицерковных проблем, 8 раз выступил и сдал в редакционную комиссию 13 письменных заявлений. В условиях невысокой активности на Соборе епископов из социалистических и стран третьего мира столь частое выступление молодого (ему тогда было 42-45 лет) польского епископа принесло ему известность. Его включили в состав Редакционной комиссии по подготовке самого известного документа Собора: пастырской конституции "Гаудиум эт спес" ("Радость и надежда". О Церкви в современном мире). За известностью пришло и включение в кардинальскую коллегию (1967 г.), где он стал самым молодым ее членом.

В 1971 г. кардинал Войтыла был избран членом постоянного Секретариата Синода епископов, совещательного органа при Папе, а также членом ряда папских советов и конгрегаций. Секретариат - единственный орган (из 15 человек), куда делегаты католических епископатов имеют возможность избирать своих (12) представителей. Трех членов назначает Папа. Это избрание и последующие (два) переизбрания свидетельствовали о растущей популярности кардинала среди мирового епископата. Выступления Войтылы на Синодах продемонстрировали его большие способности по адаптации новых необходимых для Церкви идей и современных средств для их реализации при сохранении в неприкосновенности ее (Церкви) доктринальных основ. А ситуация в Церкви и ее положение в мире требовали и новых идей, и новых людей в руководстве.

Предпринятые Собором решения только обострили существовавшие проблемы. Павел VI и кардиналы открыто говорили о терзающих Католическую Церковь проблемах и даже кризисе. Закрывались семинарии, пустели храмы, быстро сокращалось число священников и монашествующих. Этот кризис в полной мере отразился на авторитете Папы и папства как института. Показателем может служить катастрофическое сокращение сумм, собираемых Церковью на нужды Папы (так называемый "грош святого Петра"). Если до Собора они составляли 15 млн. долл., то к 1978 г. упали до 3-4 млн. долл.

В этих условиях с оптимистической программой выхода Церкви из кризиса выступил кардинал Войтыла. Именно так был расценен его доклад о программе евангелизации мира на IV Синоде епископов в Риме в 1974 г. Тот факт, что в качестве автора наступательной программы выступил кардинал, обладающий большим опытом деятельности в условиях конфронтации католицизма и марксизма, в условиях политической и идеологической конфронтации Церкви и государства делало предлагаемую им программу достоверной в глазах епископата. "С ним мы связывали свои надежды, за ним стояла программа…", - сказал после конклава один из инициаторов его избрания кардинал Франц Кениг.

После Синода появились первые публикации, в которых о кардинале из Краков говорилось как о возможном преемнике Павла VI.

Первой была публикация в лондонском "Экономисте" (1974 г.). В 1976 г. о Войтыле как кандидате на папский престол писала в связи с его визитом в США "Нью-Йорк Таймс", а в канун конклава о нем как о papabili упомянули агентство Рейтер и итальянская газета "Мессаджеро".

В пользу Войтылы говорили и его репутация "знатока марксизма", влияние которого в странах Латинской Америки превратилось в серьезнейшую внутрецерковную проблему ("теология освобождения"). В пользу кардинала из Кракова говорил его опыт пастырской работы. В период противостояния Церкви победившей буржуазии на папский престол избирали умеющих достигать компромисса с властью политиков-дипломатов. Но к середине ХХ века от пап и епископов требовались иные качества. С конца 60-х гг. начинается рост религиозных настроений среди молодежи во всем мире. Католическая Церковь оказалась совершенно к этому не готовой. Новой ситуацией воспользовались секты. Поэтому общим требованием мирового епископата в канун конклава стал переход к пастырским методам, т.е. переориентация на работу с массами. Особенно на этом настаивали влиятельные североамериканские и западногерманские кардиналы. Как считают специалисты, они и выступили инициаторами избрания Войтылы.

Но на пути к папскому престолу стояли серьезнейшие препятствия. Первым была многовековая традиция избрания итальянцев. Ее помогли сломить сами итальянские кардиналы. Вторым - его происхождение из социалистической страны, где, по общему убеждению, значительная часть духовенства сотрудничала с тайной полицией. Сломить недоверие к человеку из-за "железного занавеса" помогли высокая репутация возглавляемого кардиналом Стефаном Вышиньским польского епископата и личная активность кардинала из Кракова.

До середины 60-х годов Войтыла политически пассивен. Властям страны он представлялся человеком, увлеченным своей научной и педагогической деятельностью. Не встречая сопротивления с их стороны, он становится в 38 лет (1958 г.) епископом, а в 44 года (1964 г.) - митрополитом-архиепископом Краковским. На этом иллюзии властей окончились. С именем Войтылы отныне будет ассоциироваться борьба за свободу религии и Церкви в Польше, разработка новой социально-политической программы польского епископата и поддержка возникшей в 1976 г. политической оппозиции. Именно поэтому до 16 октября 1978 г. имя краковского кардинала запрещено для упоминания на страницах светской прессы ПНР.

Отношения с властями иллюстрирует такой факт. Однажды кардинал был приглашен на прием к первому секретарю Краковского комитета ПОРП (правящая в ПНР до 1989 г.). "Я князь Церкви, а он кто?", - сказал кардинал и отклонил приглашение. Заботившиеся о своем авторитете епископы встречались только с воеводами. Для улучшения отношений между епископами и светской властью правительство ПНР присвоило руководителю Управления по делам религии СМ ПНР ранг министра (1974 г.).

Символом противостояния кардинала власти стало строительство костела в Новой Гуте - городе спутнике Кракова. Этот город власти строили как город рабочего класса, город будущего, который должен был противостоять городу интеллигенции, городу прошлого. Краков - жемчужина архитектуры барокко. Новая Гута - памятник советской архитектуры 50-х гг. В этом городе, который к середине 70-х гг. насчитывал 200 тысяч населения, с точки зрения коммунистических властей, не было места для храма. Спустя 17 лет после начала противостояния костел был построен и освящен кардиналом (1977 г.).

В канун поездки Кароля Войтылы на конклав руководителю Управления по делам вероисповеданий СМ ПНР министру Конколю приснился страшный сон, что новым Папой Римским избран краковский кардинал. Смеясь, министр сообщил об этом секретарю епископата Домбровскому и своему заместителю Меркеру, который и рассказал об этом автору статьи.

16 октября 1978 г. кардинал Кароль Войтыла был избран Римским Папой и принял имя Иоанна Павла II.

P.S. Ко всему сказанному следует добавить, что во время обучения в Ангеликуме, Кароль Войтыла встречался со знаменитым стигматиком падре Пио, который предсказал ему избрание на папский престол и покушение ("кровь на понтификате").

Падре Пио уже при жизни пользовался в Италии славой святого. Умер в 1968 г. В течение 50 лет был носителем стигматов - кровоточащих ран, появившихся у него в тех же местах, которые кровоточили у Христа во время Его распятия. Кароль Войтыла посетил его в монастыре Сан Джованни Ротондо в 1947 г. и услышал предсказание о том, что станет Папой Римским. При этом падре Пио добавил, что "на твоем понтификате я вижу кровь", что сегодня расценивается как предсказание о покушении 13 мая 1981 г. После его смерти кардинал Войтыла был одним из тех, кто выступил с инициативой начала процесса по его канонизации. В марте 1983 г. Иоанн Павел II подписал все необходимые для начала такого процесса документы, а 2 мая 1999 г. падре Пио был причислен к лику блаженных Католической Церкви.

 

http://religion.ng.ru/facts/2000-05-17/4_life2surve.html