Раны и братство

Иоанн Павел II в Румынии

7-9 мая Папа Иоанн Павел II совершил паломничество в Румынию. Это исторический шаг: впервые глава Католической Церкви посетил страну, где большинство составляют православные (19 млн. человек, 80% всего населения страны).

Колокольный звон, пение церковных хоров, несколько сот тысяч православных верующих, группы униатов и католиков встретили утром 9 мая Иоанна Павла II на одной из просторнейших площадей румынской столицы. В присутствии Папы Патриарх Феоктист вместе с членами Священного синода отслужил Божественную литургию. Пополудни Папа в свою очередь возглавил католическую мессу в одном из бухарестских парков, и здесь присутствовали Патриарх Феоктист, православные и греко-католические иерархи. Оба торжественных богослужения символизировали диалог между двумя частями расколотого христианства. Именно так оценивалось в Бухаресте и само паломничество Папы в Румынию.

Горькое прошлое и сложное настоящее

Румынская Православная Церковь по своей численности — вторая в мире после Русской. Католики и греко-католики составляют здесь меньшинство: к Церквам обоих обрядов принадлежит всего 2,9 млн. верующих, к тому же это в основном национальные меньшинства — венгры из Трансильвании и немцы.

В прошлом это порождало многочисленные конфликты, некоторые из них не угасли и по сей день. В последние годы о них открыто говорил Ватикан, не скрывала их и Бухарестская Патриархия, тем не менее Папу пригласили в Румынию. Cразу после румынской революции Папу уже приглашал президент Ион Ильеску, недавний коммунист, а затем приглашение возобновил нынешний президент, демократ и христианин Эмиль Константинеску. Но Папа готов принять приглашение лишь тогда, когда его поддерживает поместная Церковь. Патриарх Феоктист и православные епископы сочли, что время для прибытия Папы созрело.

Итак, прошло немало лет, прежде чем Папа смог поцеловать румынскую землю, но эти годы не прошли впустую. Паломничество Иоанна Павла II в Румынию завершает эпоху, когда одни были глухи к голосу других, а другие (греко-католики) — не всегда способны к благоразумию и терпению в решении спорных вопросов. Приезд Папы свидетельствует о том, что сегодня Румынская Православная Церковь готова рассчитаться со своим прошлым. Она проявляет готовность к экуменическому диалогу и сознаёт, что стране, раздираемой социальными конфликтами, затронутой экономическими и нравственными бедами, прежде всего нужен дух христианской цивилизации. Эта задача лежит главным образом на Православной Церкви, но сегодня и она сама признаёт, что в деле евангелизации Румынии большую роль играют также католики и греко-католики. Так кончается эпоха взаимных предубеждений и недоверия.

Что было причиной конфликтов между Православной Церковью и Ватиканом? Точнее — между Православной Церковью и румынскими католиками обоих обрядов? Католическая и Греко-католическая (униатская) Церкви были поставлены в Румынии вне закона в конце 40-х годов. Их миряне и духовенство пережили страшные муки: они умирали в лагерях и тюрьмах, а в самом лучшем случае прозябали "на свалке истории". Некоторые нравственно и физически сломились, другие исповедовали свою веру в подполье. Католики и греко-католики гордятся многими неколебимыми исповедниками, которые выдержали испытание временем и заслуживают причисления к лику святых.

В период самых жестоких репрессий власти заставляли католиков разорвать каноническую связь с Ватиканом. Большинство духовенства сохранило верность папскому престолу и не дало себя втянуть в инсценированную коммунистическим режимом "Румынскую Католическую Церковь". В конце концов правительство разорвало конкордат, связывавший Румынию с Ватиканом, отняло у католиков все места культа и поставило Католическую Церковь вне закона. Еще более безжалостные репрессии обрушились на греко-католиков: в глазах румынских коммунистов они были предателями румынских традиций. Греко-католическая Церковь была запрещена. Православную Церковь коммунистическая власть пыталась использовать как орудие достижения своих целей, лишая ее свободы проповеди, вероучения и развития и вместе с тем разыгрывая для заграничных наблюдателей фарс "свободы вероисповедания" и вынуждая Церковь участвовать в этом обмане.

Коммунисты отдали Православной Церкви множество храмов, отнятых у католиков и греко-католиков, и принуждали религиозные меньшинства, нередко успешно, принять православие и подчиниться Бухарестской Патриархии. Коммунисты всегда старались разделить и поссорить христиан. Часть православного духовенства и иерархии в Румынии (как это происходило и в других коммунистических странах) не только молча склоняла олову перед насилием, но и соглашалась активно сотрудничать с румынской госбезопасностью, печально прославленной "Секуритатя", После падения режима Чаушеску Патриарх Феоктист публично покаялся в своих грехах, объявил, что желает уйти на покой и уступить свое место епископу, не запятнанному таким прегрешением. Однако Священный синод попросил его остаться — именно потому, что он нашел мужество и честность для публичного раскаяния. С тех пор Патриарх неизменно осуждает атеистический тоталитаризм и продолжает говорить правду о страшных испытаниях, пережитых Церковью под властью коммунистов. Теперь, когда к власти в Румынии пришли умеренно правые силы (с большим участием христианских демократов), между христианскими общинами страны и правительством устанавливаются мирные и добрые отношения.

После революции в Румынии воцарилась религиозная свобода. Прежде всего была легализирована Греко-католическая церковь, официально называемая здесь Румынской Церковью, соединенной с Римом, а несколько месяцев спустя — и Католическая. Тогда и возникла напряженность между ними и православными. Католики и греко-католики потребовали возвращения отобранных у них храмов. Конфликт из-за храмов не способствовал порождению духа религиозной терпимости, затормозил диалог между вероисповеданиями и разжег в обществе страсти. Из-за храмов происходили даже драки, и обе стороны обвиняли друг друга в провокациях и применении насилия. Так было, например, в Клуже, где греко-католики вторглись в храм, юридически им возвращенный, но который им не хотели его отдавать. Сейчас у клужской 20-тысячной греко-католической общины всего одна церковь, так что чаще всего верующие молятся под чистым небом. У православных же в Клуже 20 храмов... По поводу этого инцидента с решительным протестом выступил председатель конференции румынских католических епископов, который предостерег правительство: нельзя тянуть с решением о возвращении имущества греко-католикам. "Правовое государство, — заявил он, — не может поступать, как тоталитарный режим, оно обязано возместить и исправить все былые несправедливости".

Православная Церковь не торопилась возвращать присвоенные храмы — католики и греко-католики не собирались уступать. В спор включились церковные иерархии и государственные власти, которые обещали католикам возвратить церковное достояние, но обещаниями все обычно и ограничивалось.

Иоанн Павел II неоднократно добивался прав и справедливости для румынских религиозных меньшинств, особенно для греко-католиков: римским католикам обычно легче удавалось обрести свои соборы и монастыри. Папа выдвигал свои требования не только во время встреч с греко-католическими иерархами, но и принимая румынских политиков.

И все-таки храмы — вряд ли самая главная причина, по которой Папа уделяет Румынии такое большое внимание. Иоанн Павел II много раз призывал католиков восточного обряда хранить верность своим традициям; поддерживая их старания вернуть храмы, он в то же время напоминал, что споры с Патриархией не должны перерастать во вражду и отбивать охоту к экуменическому диалогу. "Я уверен, — сказал Папа еще несколько лет назад, — что этот путь, неизбежно требующий от обеих сторон смирения, отваги и любви, — единственная возможность исцелить раны прошлого и одушевить братские связи".

Греко-католическую Церковь в Румынии Папа рассматривает как мост между западным и восточным христианством. В согласии с его волей, Греко-католическая Церковь ищет примирения с Православной. За последние годы греко-католические епископы неоднократно протягивали Православной Церкви руку, готовые примириться и простить и прося в ответ лишь одного (или так многого!) — истины и справедливости: "После 50 лет гонений мы чувствуем себя раздетыми, лишенными средств к существованию, но горячо желаем примирения. Мы должны избегать слов и действий, не вдохновленных Духом Святым и заповедью христианской любви к ближнему". Они просили также православных подготовить "конкретный акт примирения" с братьями и сестрами — католиками восточного обряда.

Теперь создана смешанная православно-греко-католическая комиссия по вопросу о возврате храмов, а пока вопрос окончательно не решен, Православная Церковь согласилась, чтобы греко-католики и православные служили в одних и тех же храмах. Греко-католики, послушные призыву Папы, заявили, что не будут захватывать ранее принадлежавшие им храмы.

Все это усиливает надежду на экуменический диалог. Одним из первых готовность к диалогу проявил митрополит Банатский Николай (Корняну), выразив уверенность, что католикам принадлежит важная роль в жизни государства. Он указал также, что Греко-католическая Церковь содействует восстановлению единства страны, и выступил за возвращение ей церковного имущества. Поначалу он был в этом одинок — в большинстве православные иерархи не рвались к примирению, — но со временем появились и другие сторонники соглашения, например, митрополит Ясский Даниил (Чоботя), которого прочат в преемники престарелому Патриарху Феоктисту. Да и сам Феоктист в последнее время называет греко-католиков братьями по вере.

На братской земле

Паломничество Папы в Румынию было богато чрезвычайно важными событиями: и Папа, и Патриарх, и президент Константинеску сделали немало жестов и произнесли немало слов, которые, несомненно, способны укрепить экуменические чаяния и изменить характер отношений между восточным и западным христианством. Паломничество может также укрепить веру румын в смысл демократии и помочь им обрести самих себя. "Христианство, культура, демократия", — эти слова повторялись во всех выступлениях Патриарха и президента. "Примирение, диалог и прежде всего мир", — дополнял их Иоанн Павел II с той минуты, как сошел с самолета на румынскую землю.

В бухарестском аэропорту, кроме Патриарха и президента, Папу встречали также католики обоих обрядов — многие с плакатами "Ut unum sint" ("Да будут едино"). Президент Константинеску в приветственной речи выразил благодарность за то, что Папа принял приглашение из православной страны. Православие, сказал Э.Константинеску, отнюдь не отрезает Румынию от общего европейского наследия: "Своей культурой, демократическими институтами, глубокими христианскими корнями Румыния, безусловно, принадлежит к европейской христианской цивилизации". К теме европейского самосознания Румынии президент еще раз вернулся в тот же день, принимая Иоанна Павла II в президентском дворце и критикуя концепцию Сэмюэла Хантингтона, для которого Европа кончается на линии Карпат, куда дошло католичество. Константинеску напомнил, что, по словам Папы, Европа дышит "двумя легкими".

Президент приветствовал Иоанна Павла II также как "сына Польши" и припомнил его слова (услышанные на аудиенции шесть лет назад, когда Э.Константинеску еще был ректором Бухарестского университета) о двух народах, выросших на перекрестке культур: румыны — "латинский народ византийского вероисповедания", а поляки — "славянский народ латинского вероисповедания". Будучи поляком, сказал президент, Папа отлично понимает горькую судьбу Румынии, пережившей марксизм, тоталитаризм, "реальный социализм" и принудительную атеизацию. Он подчеркнул, что политические перемены во всей Восточной Европе были бы невозможны без духовной поддержки Папы.

"Ваше святейшество, вы стоите сегодня на земле, освященной кровью мучеников", — этими словами начал свою приветственную речь Патриарх Феоктист. Он заверил, что разделенное христианство созревает для примирения и диалога, а Румынская Православная Церковь будет стремиться к единству христиан. Патриарх выразил уверенность, что паломничество Иоанна Павла II в православную Румынию — свидетельство того, что экуменическое сближение Востока и Запада не за горами.

Благодаря президента и Патриарха за приглашение, Папа убежденно говорил о том, что его паломничество должно послужить примирению восточного и западного христианства. Он напомнил о трагической судьбе Румынии времен тоталитаризма, об исключительно безжалостных гонениях, которым подвергались здесь католики и особенно греко-католики. Как и Патриарх, Папа знает, что эта земля освящена кровью гонимых, и восхищается героизмом неколебимых свидетелей Благой Вести. В короткой речи в аэропорту Иоанн Павел II призвал соблюдать религиозную свободу — можно полагать, это было пожелание восстановить справедливость по отношении к Греко-католической Церкви.

Прямо из аэропорта Папа отправился в резиденцию Патриарха, где почти два часа провел в беседе с православным духовенством. В православном кафедральном соборе глава Католической Церкви молился о единстве и взаимном примирении румын, а также всех европейцев.

На приеме у президента Папа встретился с Патриархом третий раз за этот день. Глядя на них, испытываешь впечатление, что они не только понимают друг друга, но и взаимно исполнены братских чувств. Папа подчеркнул, что своим паломничеством хочет послужить миру и братству между народами, исповедующими Господа нашего Иисуса Христа. Он обратился с особым приветствием к католикам, греко-католикам и представителям Армянской Церкви, а весь румынский народ поблагодарил за помощь и гостеприимство, оказанные полякам в трагическом 1939 году. Впрочем, это был не единственный за эти дни момент, когда прозвучали польские мотивы. В масс-медиа, особенно по телевидению, кроме многих передач, посвященных Ватикану, истории нынешнего понтификата, можно было видеть послевоенную Польшу, первое паломничество Папы на родину, Гданьскую верфь, дни военного положения, Леха Валенсу и Тадеуша Мазовецкого...

Польша очень много значит для молодой румынской демократии. Польские преобразования могут послужить Румынии образцом для изучения и подражания. Осенью 1997 г., через несколько часов после победы Эмиля Константинеску на президентских выборах, в интервью автору этих строк он сказал, что первая его заграничная поездка будет в Польшу. Так это и произошло. С тех пор Польша старается оказывать Румынии всестороннюю помощь на международной арене.

Паломничество Иоанна Павла II, кроме экуменической, имело и политическую цель, очевидную, когда Папа и принимавшие его хозяева давали оценку тоталитаризму и выступали за демократию в Румынии. Другая политическая цель прозвучала в словах Папы и Патриарха, пожелавших, чтобы на Балканах установился мир.

*

Итак, мечта Иоанна Павла II о том, чтобы румынские христиане "свидетельствовали о единстве Церкви", исполняется. За паломничеством Папы в Румынию внимательно следили в других православных странах, и будем надеяться, что это побудит другие Патриархии последовать смелому примеру Румынской Церкви.

ЯН СТШАЛКА

Краков — Бухарест

© "Русская мысль", Париж,
N 4269, 13 мая 1999 г.

http://www.rusmysl.ru/1999II/4269/426935.html