ОПЫТ КАТЕХИЗАЦИИ В ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ФИНЛЯНДИИ
(на примере Хельсинкского прихода в 60-90-е годы XX века)
 

Бакалаврская работа

студентки IV курса

Р.-Х. Кемппи

МОСКВА
2001

 

ГЛАВА I. Переход в православие и его причины

1. Общие сведения

            В этой главе мы рассмотрим, какие люди переходят в православие, и что их привлекает в православии и отталкивает от лютеранства. В 1950-е годы довольно редки были случаи, когда кто-то переходил в православие. В Хельсинкском приходе это было в среднем 18 человек в год. В 60-е годы их стало появляться гораздо больше, и особенно резко их число увеличилось в 90-е годы. Число переходящих в Православную церковь возрастало в 1960-1999 годы в Хельсинкском приходе следующим образом: [3]

1960

1965

1970

1975

1980

1985

1990

1995

1999

29

43

69

73

76

94

132

324

355

  

Интересно, что крещеных в Православной церкви в детстве было в 60-е годы в этом приходе в среднем 127 человек в год, значит, гораздо больше, чем принявших православие во взрослом возрасте. Так было до 90-х годов, когда число первых стало меньше, чем число последних. Например, в 1999 году крещеных в детстве было 237 человек. Отметим, что в Хельсинкском приходе из Православной церкви уходили в 1960-е годы в среднем 97 человек в год, а в 1999 году их было 65. [4]

Во введении мы заметили, что после войн лютеране познакомились с православием через людей, которых эвакуировали из Карелии, и через новые приходы, которые появились по всей стране. Сначала их отношение к православным было осторожным и часто даже отрицательным, потому что многие считали, что быть православным значит приблизительно то же самое, что быть русским. Но потихоньку обстановка изменилась: “Предубеждения финнов к религиозным, национальным и другим меньшинствам стали исчезать, когда однородная культура стала раздробляться и появились больше связей с другими странами. Задачей Православной церкви стала теперь помочь снова найти связи финнов с Востоком, Россией и Византией”. [5] Лютеран стало привлекать православие, по крайней мере, какие-то его проявления, например, иконопись и церковное пение. Мы упомянули также произведения Тито и Инны Коллиандер. Самое большое значение в переходе в православие, безусловно, всегда имело богослужение, в котором и иконы и пение занимают свои места. Так как службы совершаются на современном финском языке, они всем доступны. Очевидно, что в этом плане важны и труды архиепископа Паавали, который многое сделал для литургического возрождения в 1970-е и 80-е годы. Со временем положение Православной церкви, как второй государственной церкви, все больше утверждается, ей уделяют больше внимания, например, в средствах массовой информации, строят новые храмы, поддерживают монастыри, образование, исследовательскую деятельность, иконописание и пение. Все это повлияло на то, что Православная церковь стала лютеранам гораздо ближе, чем в послевоенные годы, и желающим достаточно легко приходить в нее.

Паули Телсаваара, студент православной семинарии в Йоэнсуу, пишет магистерскую работу о лютеранах, которые перешли в Православную церковь в Хельсинкском приходе в 1993 и 1994 году. Он послал всем им анкету, в которой он спрашивал их данные и причины перехода в православие. Из 167 человек ответил 99. Работа еще не закончена, и поэтому нельзя сделать окончательные выводы, но кое-что можно сказать по статье, которую Телсаваара написал в журнале Хельсинкского прихода. То, что он писал, в основном подтверждается  материалом интервью с оо. Тимо Лехмускоски, Хейкки Хуттуненом и Митро Репо.

Оглашаемые

Телсаваара заметил, что примерно 2/3 из переходящих в православие составляет женщины. Самым типичным примером является женщина, в возрасте 40-50 лет, со средним или высшим образованием. Многие из них работают предпринимателями или в секторе обслуживания. Свой переход в православие эти люди обдумывали долго, обычно от 3 до 10 лет. [6]

О. Тимо Лехмускоски рассказывал, что возраст оглашаемых был все время с 20 до 70, но в конце 70-х годов средний возраст был повыше, чем в начале 90-х годов, когда многие студенты пришли на оглашение. Большая часть участвующих это всегда женщины среднего возраста, а мужчин любого возраста никогда не было больше 1/3. Большинство оглашаемых это люди с высшим или средним образованием; очень мало было тех, у кого было только неполное среднее образование. Соответственно и в храм ходят больше всего такие же люди. В социальном плане большинство этих людей входят в среднее сословие. Почти у всех родным языком был финский язык, а у некоторых шведский. Русскоязычных не было (сам о. Тимо не владеет русским языком), но были люди, у кого корни русские, но кто говорит по-фински. Иногда были отдельные люди других национальностей и языков, и с ними общались обычно по-английски или по-фински. [7]

Большинство оглашаемых лютеране или бывшие лютеране, т.е. одни являются членами Лютеранской церкви, а другие крещены в лютеранстве, но ушли из церкви, и не являются членами никакой церкви. И те, и другие находятся обычно более или менее далеко от жизни Лютеранской церкви, хотя бывает и исключения. Для многих православие является погружением во что-то совсем новое, не только в другую конфессию, но и в другое мировоззрение. Есть и люди с твердой лютеранской основой, считающие, что в православии полнота веры. О. Тимо вспоминал, что только несколько человек были некрещеными. Некоторые люди были из харизматических сект, например, пятидесятники, и одного он помнит, кто интересовался теософскими идеями. [8]

Также в Эспоо на оглашение ходили в основном женщины среднего возраста. Почти все оглашаемые были бывшие лютеране, а некоторые были из т.н. свободных христианских направлений. У некоторых были православные корни. По национальности все, кроме одной русской женщины, были финны. [9]

О. Митро Репо рассказывал, что из тех, кто пришел в Церковь через него, у половины людей были православные родственники, у четверти – чисто лютеранские корни, и четверть -  иностранцы, прежде всего из России, Восточной Европы или Греции. [10]

Причины перехода

О. Хейкки Хуттунен считает, что переход в православие — не результат активности или миссии Православной церкви, причина его — в секуляризации общества, в котором наряду с христианством появились многие другие ценности. Раньше общество было очень однородным, лютеранским, а теперь             это время кончилось. Такая ситуация означает для Православной церкви определенную свободу при господствующем лютеранском большинстве. Хотя 90% населения крестят в Лютеранской церкви в детстве, все больше людей остается только ее формальными членами и многие уходят из нее. [11]

По мнению о. Хейкки, проблемы Лютеранской церкви связаны с самой сутью веры и слабой богослужебной жизнью. Ее отягощает пиетизм, который делает разницу между “истинно верующими” и другими прихожанами, и то, что она веками осуждающе проповедовала осознание грехов. Это повлияло на то, что финны часто очень осторожно относятся к верующим. А теперь появилась общая религиозность “без запахов, цветов и вкусов”, на которой невозможно построить истинную христианскую жизнь. Лютеранская церковь слабо хранит традицию и постоянно меняется вслед за модой. В Лютеранской церкви число активных членов очень маленькое, и их духовность кажется часто похожей на духовность пятидесятников. Отношение пастырей к прихожанам часто очень отстраненное. Неизвестно, существует ли в Финляндии вообще такое лютеранство, которое стремилось бы к развитию евхаристической общины. Это удивительно, потому что такое стремление было бы возможно, благодаря богословскому уровню и экуменическим взаимосвязям. [12]

О. Тимо упомянул, что многие также задают себе экзистенциальный вопрос, когда им кажется, что все колеблется, например, вся Лютеранская церковь, то существует ли где-то что-нибудь твердое, надежное? [13]

Православие является в плюралистическом обществе христианской альтернативой, которую многие чувствуют устойчивой. Крепость Православной церкви явна и на нее можно опереться. Сама православная вера и доступная литургическая жизнь свидетельствуют об этом. Многие чувствуют, что Православная церковь открыта для всех и в Нее легко войти. [14]

Паули Телсаваара пишет, что новообращенные относятся к Лютеранской церкви обычно нейтрально или отрицательно. Они критикуют Лютеранскую церковь за то, что она холодная, далекая от людей, обвиняющая, секуляризованная, суровая, серая и имитирует другие конфессии (т.е. заимствует какие-то элементы из традиции других конфессий, обычно какие-то внешние обряды; в отрыве от целостности эти отдельные элементы дают очень искусственный результат). Но бывает и положительные оценки, и многие считают Лютеранскую церковь все равно нужной и важной. Иногда можно видеть такую тенденцию, что отчуждение от Лютеранской церкви ведет к духовному исканию, которое приводит в Православную церковь, или просто к уходу из Церкви. Переход из Лютеранской церкви в Православную церковь не всегда происходит сразу, а многие уходят из Лютеранской церкви и какое-то время они не состоят ни в какой церкви. [15]

Православную церковь бывшие лютеране часто считают утешающей, теплой, освобождающей, близкой, милующей, дающей защиту, духовной, традиционной, торжественной, святой и правильной церковью. Но они видят в ней не только положительные, но и отрицательные вещи. Чаше всего это касается прихода и его членов, особенно отношения т.н. “православных с рождения” к тем, кто не являются такими и становятся членами Православной церкви позже. То есть, многие из них относятся к остальным с высокомерием, как будто только они являются истинными православными, потому что они крещены в Православной церкви в детстве. Они считают, что у них православие “в крови”, и поэтому они более православные, чем другие. Другими отрицательными сторонами являются определенная замкнутость прихода, надменность некоторых священников и отсутствие или недостаточность духовного руководства. Но, что касается последнего, больше чем у половины из опрашиваемых людей есть духовник, к которому они ходят регулярно на исповедь. [16] Это говорит, по крайней мере, о том, что после перехода в Православную церковь эти люди стараются идти дальше, расти духовно.

Большинство из переходящих в православие заинтересовалось православием через богослужения, церковную традицию и обряды. [17] О. Митро подчеркивал особенно значение похорон. Бывает часто, что на похоронах единственным православным, кроме священника, является покойник, а все остальные, чаще всего, лютеране. И вдруг, на похоронах у них возникает интерес к Православной церкви: “На поминках родственники подходят к священнику и спрашивают, как они могли бы стать православными. Они говорят, что, на самом деле, они жили благодаря тому православному духу, который покойник нес в себе (имеется в виду, что их покойный родственник своей верой влиял на них, хотя они раньше этого особенно не ощущали), хотя они крещены в лютеранстве. Для них отпевание является тем фактором, который побуждает их осознать свою веру”. [18]

Очень много значит именно красота и глубина и содержание отпевания. О. Митро говорил, что очень важно то, что в Финляндии люди обычно понимают каждое слово в этих обрядах, и поэтому словесное содержание доступно всем. В Греции и России ситуация совсем другая. “И отпевание имеет большое значение и потому, что вера такая же серьезная вещь, как жизнь и смерть, и потому очень важно, чтобы пресвитер нес ответственность за эту службу. Я считаю, что миссионерское служение православного священника именно в том, чтобы служить всем сердцем и всем умом и через это в людях рождается вера в вечную жизнь, вера в жизнь, найдется ответ на трагедию бытия и на то, что мы должны умереть.” [19]

Красота богослужения не только помогает войти в Церковь, но она может и препятствовать видеть самые главные вещи. О. Тимо заметил, что оглашаемые часто воспринимают многие вещи слишком внешне. Поскольку Финляндия считается христианской страной, и христианство присутствует в культуре, оглашаемых интересовало именно православное христианство, а не христианство вообще. Многие оценивали больше некоторые православные особенности, чем определенные общехристианские понятия, и они, может быть, воспринимали православие больше всего как атмосферу и ритуалы, и этого они искали больше, чем самого христианства. Поэтому они очень нуждались в катехизации, чтобы можно было бы выяснить, о чем идет речь в самой его сути. Многие сначала интересуются, например, церковным пением, и оно является хорошим исходным пунктом, если вовремя им объясняют, что оно само по себе не является сутью дела. [20]

 

Кроме богатства традиций и красоты богослужений многих привлекает мистика: “Оказывается, что мистика является какой-то альтернативой западному и особенно лютеранскому рационализму, который старается объяснить все до конца”. [21] Рационализм, действительно, характерен для лютеранской церкви. Легко возникает такое ощущение, как будто область веры должна быть возможно полно понято рассудком, и таким образом, для тайны Божьей остается очень мало места. Это, конечно, отталкивает от Лютеранской церкви, потому что Бога и веру невозможно вместить в рамки рассудка. Но, конечно, и лютеранские приходы бывают разными.

Часто бывает, что кто-то из близких людей влияет на решение принять православие, например, близкий друг, или, как исследование показывает, чаще всего таким человеком является муж или жена, или священник. Меньше на это влияют родные сестры или братья. Очень большое значение имеет какой-то кризис, смерть близкого человека, духовный кризис или развод. Но не только печальные события жизни, но и радостные события имеют значение, например, заключение брака с православным человеком или рождение ребенка в семье, в которой один из супругов православный: если решают крестить ребенка в Православной церкви, то часто бывает, что и неправославный супруг переходит в ту же церковь. Почти у 1/3 из опрашиваемых людей кто-то из близких родственников принял православие одновременно или почти одновременно, обычно супруг или дети. У многих были и есть близкие православные родственники, супруг, кто-то из родителей или прародителей. [22]

[3] Koukkunen, Kasanko, 20; Ortodoksinen kalenteri 1991, 1996, 2000; Kirkkoon liittyneet.

[4] Там же.

[5] Karkkainen, 206.

[6] Telsavaara, 7.

[7] Lehmuskoski.

8 Там же.

[9] Nenola.

[10] Repo.

[11] Хуттунен, 246; Huttunen.

[12] Huttunen.

[13] Lehmuskoski.

[14] Хуттунен, 250-251; Huttunen.

[15] Telsavaara, 7

[16] Там же.

[17] Там же.

[18] Repo.

[19] Там же.

[20] Lehmuskoski.

[21] Telsavaara.

[22] Там же.

 

Продолжение. ГЛАВА I. Переход в православие и его причины 2. Некоторые частные случаи